Женские сплетни

Все же, вопреки широко распространенному мужскому мнению, девичий треп, даже самый легкий и непринужденный, редко бывает лишен смысловой нагрузки. Совсем наоборот — смысла, причем глубокого, в нем гораздо больше, чем может показаться со стороны. Потому что мы не просто болтаем — мы обмениваемся информацией! И делаем это постоянно, везде и всюду. Часто — с совершенно незнакомыми людьми. Женская беседа завязывается быстро и накрепко, тройным морским узлом. Сколько раз я слышала диалоги о более дорогом и дешевом, плохом и хорошем, добром и злом…

Классическая стартовая реплика: «Ой, вы знаете, мне рассказали, что…» Так мы узнаем о повышении цен на железнодорожные билеты, отставке правительства, о том, что хит сезона — полосочка, и Бог знает, о чем еще, причем обычно задолго до того, как все произойдет. В одном из старых монологов Петросяна есть показательная в этом смысле реплика: «А вы слыхали, ледник обратно идет? К двухтысячному году будет на станции метро «Пушкинская!»

В милом щебете двух подружек нечасто услышишь аргументы типа «Знаешь, дорогая, эту потрясающую новость я вычитала в газете». Мы живем по сообщениям информационного агентства ОЗС -Одна Знакомая Сказала.

В любой женской головке на специальные катушки безостановочно наматываются события и комментарии. Феноменальный процесс постоянного накопления файлов! Как-то я собиралась брать интервью у одного знаменитого человека и попросила его координаты у коллеги. «О, мне тут рассказали, что, как ни войдешь в кафе такое-то, он там постоянно пьяный лежит поперек помещения!» — в придачу к номеру телефона мне тут же была выдана краткая, но емкая сплетня-справка…

Сплетни, конечно, бывают самые разные — страшно похожие на правду, гнусные, дурацкие, забавные, конкретные и абстрактные. Есть еще сплетни клинические — так называемые бабушкины сказки.

Особый шарм этому устному женскому творчеству придает национальный колорит. Послушаем Жванецкого: в каждом городе своя неповторимая манера завязывать беседу и расспрашивать. Вот, например, в Одессе: «Простите, не подскажете, как пройти на Малую Арнаутскую улицу?» — «А вы сами, откуда будете?»

Итак, мы добрались до главного. О чем же говорится (если угодно — сплетничается) слаще всего? Безусловно, здесь есть свои фавориты.

Отдельная звонкая песня — девичьи разговоры «за жизнь», исключительно серьезные. Начинаются традиционно с какой-нибудь бытовой ерунды — денег нет, надеть нечего, у стоматолога последний раз была сто лет назад. И в плавном течении многочасовой беседы потихоньку упираются в философские категории, нравственные дилеммы и выяснения — в сотый раз! — что же такое хорошо и что такое плохо.

Столь важный разговор, как правило, изобилует внушительным количеством риторических вопросов, длиннот, пустот, общих мест и мхатовских пауз и заканчивается изобретением самого банального трехколесного велосипеда. Что-нибудь в духе «Господь терпел и нам велел», «У нас еще все впереди», «Все мужики — сволочи» и прочие вариации на базе глубокой сентенции о том, что Волга впадает в Каспийское море.

После того как основная мысль высказана и красная черта подведена, диалог живо спускается с небес на грешную землю, где штопором закручивается вокруг синего лака для ногтей, Леонардо Ди Каприо, собственного или чужого мужа и прочих обыденных вещей. Как писал Довлатов, Достоевский сродни постимпрессионизму, а Людка Федосеенко сделала аборт. Вот так, без всякой монтажной склейки.

Другая популярная тема — интимная жизнь, своя и чужая. Разговоры, в своей откровенности, доходящие до абсурда, с упоминанием мельчайших деталей, достойных украшать подробнейшую медицинскую карту на соответствующей (вы меня понимаете?) странице. Ключевая фраза «Я тебя не шокирую?» исправно произносится участницами дискуссии через каждые два предложения. Обсуждения и выяснения, кто чего может и хочет, сколько раз и как именно, длятся до седьмого пота. А если, не дай Бог, кто-то чего-то не может, то и до утра, причем вприкуску с «мартини». К счастью, еще не перевелись женщины, считающие подобные разговоры пошлыми и предпочитающие свои сексуальные проблемы обсуждать с любимым или, на худой конец, с сексологом.

Еще один неиссякаемый источник дамского обсуждения — какой-нибудь ОН — текущее увлечение, тайный или явный любовник, мечта всей жизни и все такое прочее. Здесь имеют место подробные отчеты о том, как и что он сказал и сделал, какое у него при этом было выражение лица, о чем он в тот момент мог думать (467 вариантов), как держал сигарету и какая он все-таки душка.

Далее следуют взаимные советы, разработка тактик и стратегий и обширные мечты о счастливом совместном будущем. Герои подобных мечтаний часто об этом даже не подозревают. Вообще говоря, тут все очень индивидуально. К примеру, я знакома с одной женщиной, у которой этот мифический ОН меняется каждые две-три недели. Не надо сразу предполагать самое дурное! Просто ей нравится фантазировать и строить воздушные замки, укрываясь в них от реальных мужей и любовников…

Далее в списке разговорных пристрастий следуют, конечно, другие женщины. Кто что надел, у кого толще попа, кто, чем болеет и кому на что в этой жизни следует рассчитывать. Биографии, репутации, пикантные подробности… Это самая скользкая тема, поскольку изначально предполагает злорадство и зловещее чувство превосходства. Сюда очень подходит мой любимый кнышевский афоризм — и от мысли, что Ивану тоже плохо, Сидору вдруг стало хорошо.

Есть еще разговоры душевные, трогательные жалобы на женскую долю, нелегкую, как в целом, так и в частности. «Плач Ярославны» друг дружке в жилетку особенно хорош под рюмочку — эмоции делаются неуправляемыми, а слезы еще более прозрачными. Вроде поплакали, так и полегче стало.

И наконец, пожалуй, самая любимая и неистощимая тема — это, признаемся честно, драгоценные коллеги, сослуживцы. Даже самая нежная дружба с сидящим за соседним столом архивариусом (менеджером, главврачом вряд ли помешает не давшей обет молчания любознательной женщине перемыть ему (а тем более ей) все косточки в разговоре с подружкой. Причем злой умысел и тайный заговор при этом хотя и возможен, но совершенно необязателен. Так, просто поболтать. Ну, ведь любопытно же — кто где, с кем и зачем, кадровые перестановки, служебные романы… Помните, кстати, активистку Шуру из кинофильма об аналогичном романе?

Короче, есть, где разбежаться, взлетная полоса для «Боинга» отдыхает. А активистки Шуры, вариант клинический, есть везде — особый сорт людей, которых сплетня «как друг, и зовет, и ведет, и тот, кто со сплетней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет». Хотя лично я думаю, что рано или поздно пропадет обязательно.

Чаще всего от сплетен страдают окружающие. Один из наиболее насущных вопросов, волнующих человечество, помимо ядерных испытаний и неизлечимых болезней, — это как уберечься и не стать центральным «обсасываемым» со всех сторон предметом женских разговоров. Мне, например, известен только один действительно эффективный метод: слиться с асфальтом, прикинуться ветошью и не отсвечивать. Ибо ни одна уважающая себя женщина не станет тратить время на обсуждение кого-то серенького, неприметного и ничем не выдающегося. Уважающая себя женщина подобного «кого-то» просто не заметит! Так что, чтобы не расстраиваться, такое внимание к своей персоне можно расценивать как своеобразный комплимент. Правда, очень своеобразный. А что делать?

Между нами, девочками, говоря, все равно ведь будем сплет… болтать!

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Об авторе



Ledis.Top — современный женский портал © 2019 Все права защищены